Когда человечество победит вич. Полная победа над ВИЧ: перспективы и препятствия

Полная победа над ВИЧ: перспективы и препятствия

Когда человечество победит вич. Полная победа над ВИЧ: перспективы и препятствия

На сегодняшний день основным направлением исследований в области лечения ВИЧ-инфекции остается разработка новых, все более эффективных противоретровирусных препаратов.

Хотя противоретровирусная терапия исключительно успешно останавливает размножение вируса в организме и предотвращает развитие СПИДа, долгосрочное лечение связано с огромными финансовыми затратами. В последнее время во многих странах возникли проблемы с государственным финансированием программ по лечению людей с ВИЧ.

Речь идет не только о странах Азии и Африки с многомиллионным ВИЧ-положительным населением, но даже о таких богатых государствах, как США, где с ростом бюджетного дефицита выросли и очереди на бесплатную терапию.

Кроме этого, появляются данные о том, что даже несмотря на подавление размножения вируса, люди с ВИЧ могут испытывать разнообразные проблемы со здоровьем.

Некоторые из них могут быть вызваны побочным действием препаратов, другие связаны непосредственно с действием ВИЧ.

Существует точка зрения, что даже незначительное присутствие белков ВИЧ — пусть и не приводящее к заражению новых клеток — может негативно влиять на иммунную систему и вызывать воспаление.

Много внимания уделяется разработке профилактической вакцины, цель которой — защитить от вируса ВИЧ-отрицательных.

Работа над профилактической вакциной ведется уже более четверти века и является безусловным приоритетом. Тем не менее создание действенной вакцины все еще представляется делом будущего.

Особенно серьезным разочарованием стала неудача широкомасштабных клинических испытаний в 2007 году.

Все больше специалистов приходит к выводу о том, что необходимо пересмотреть подход к лечению, и поднимает вопрос о поиске средства полного излечения ВИЧ-инфекции. Под полным излечением понимается средство, которое позволит окончательно уничтожить или блокировать вирус в организме людей с ВИЧ. Найти такое средство — заветная мечта многих ученых. Но что если мечта так и останется мечтой?

К сожалению, в отличие от многих инфекций, которые можно уничтожить с помощью антибиотиков или иных подобных препаратов, ВИЧ получает «постоянную прописку» в организме человека. Вирусы не способны размножаться самостоятельно — этим они отличаются от бактерий или, скажем, паразитов. Для воспроизводства вирусу необходимо встроить свою генетическую информацию в клетку носителя.

Когда в середине 90-хгодов впервые удалось добиться стабильного снижения вирусной нагрузки до неопределяемого уровня, многие надеялись, что противоретровирусная терапия сможет за какое-то время полностью победить ВИЧ.

Увы, вскоре выяснилось, что при прекращении приема лекарств вирусная нагрузка вскоре снова начинает расти. Причина устойчивости вируса — в его способности скрываться в «спящих» клетках, так называемых латентных резервуарах.

Дело в том, что противоретровирусные препараты могут влиять на ВИЧ только в процессе воспроизводства. Однако вирус проникает в разные типы человеческих клеток.

В некоторых из них он способен сохранять свою генетическую информацию неограниченно долго. Эти вирусные резервуары никак себя не проявляют — остаются латентными — до поры до времени.

При определенных условиях вирус выходит из укрытия и начинает поражать новые клетки.

И все же создание «окончательной таблетки» — не пустая фантазия. Есть основания считать, что хотя бы одному человеку удалось излечиться от ВИЧ-инфекции. Это ВИЧ-положительный американец, перенесший пересадку костного мозга, показанием для которой стало онкологическое заболевание — лейкемия.

Поскольку операцию проводили в Германии, случай стал известен в прессе как «берлинский пациент». В ходе лечения пораженная раком иммунная система пациента полностью уничтожается и заменяется на новую, развивающуюся из донорских клеток.

В данном случае врач использовал донорский материал, в котором по удачному стечению обстоятельств был «выключен» ген рецептора CCR5, которым вирус иммунодефицита пользуется для проникновения в клетку.

После пересадки прошло уже три года, а у «берлинского пациента» по-прежнему неопределяемая вирусная нагрузка, хотя все это время противовирусную терапию он не принимает.

Пересадка костного мозга — дорогая и опасная операция, на такой отчаянный шаг врачи идут только при тяжелых заболеваниях, непосредственно угрожающих жизни пациента, — например, при раке.

Сликом высокий риск исключает возможность массового применения пересадки костного мозга для лечения ВИЧ-инфекции.

Тем не менее, случай «берлинского пациента» имеет колоссальное значение для поисков способа окончательно победить ВИЧ.

Ученые не уверены, что в организме «берлинского пациента» совсем не осталось ВИЧ. Скорее всего, какое-то количество вируса сохраняется в латентных резервуарах, но организм в целом стал невосприимчивым к вирусу.

Если полностью вывести ВИЧ из организма не удастся, компромиссным решением может стать «функциональное излечение», при котором иммунная система приобретет способность подавлять ВИЧ.

Известно, что у небольшого процента людей с ВИЧ — так называемых «элитных контроллеров» — вирусная нагрузка остается низкой без всяких лекарств.

Основных направлений исследований три. Это профилактическая вакцина, активация вируса в латентных резервуарах и генная терапия. Остановимся на каждом подробнее.

Для подавления вирусной нагрузки у людей с ВИЧ может оказаться полезной разновидность профилактической вакцины.

О вакцине, которая будет использоваться не для предотвращения передачи вируса, а для лечения, говорят как о терапевтической вакцине.

Некоторые вакцины-кандидаты испытывались в групах ВИЧ-положительных добровольцев, но ученым пока удалось добиться лишь краткосрочного снижения вирусной нагрузки.

Еще одно возможное решение — активировать вирус в латентных резервуарах, как бы разбудить спящие клетки. Этот метод предполагается использовать в сочетании с традиционными противоретровирусными препаратами, причем вероятность успеха может оказаться выше при максимально раннем начале терапии (пока вирус не спрятался в большом количестве латентных резервуаров).

Ожидается, что только что активировавшиеся клетки, пораженные ВИЧ, станут легкой добычей специальных препаратов или клеток иммунной системы. Этот подход представляется наиболее логичным, и ряд препаратов с таким механизмом действия испытывался на людях. Хотя до практического воплощения метода пока далеко, в ходе исследований уже достигнут ряд конкретных результатов.

Перспективным направлением считается и генная терапия. В упрощенном виде этот подход можно описать как повторение эффекта пересадки костного мозга («берлинский пациент») без самой рискованной пересадки. Задача состоит в том, чтобы сделать организм человека невосприимчивым к ВИЧ, лишив вирус возможности использовать CCR5 для проникновения в клетку.

Этой цели пытаются добиться разными способами. Например, в Южнокалифорнийском университете удалось в эксперименте на мышах повлиять на стволовые клетки таким образом, что теперь они производят CD4-клетки без CCR5 (представьте себе много «берлинских пациентов», только маленьких и пушистых).

Другие варианты метода основаны на пересадке модифицированных клеток или на воздействие на CD4-клетки с помощью специально созданного вируса.

Основным препятствием на пути ученых является, конечно, недостаток финасирования. Дело не в пресловутом «заговоре фармкомпаний». Как ни странно, полная победа на ВИЧ окажется для фармацевтических гигантов выгоднее, чем производство препаратов для постоянного приема.

Хотя количество потенциальных потребителей противоретровирусных препаратов, к сожалению, продолжает расти, производители вынуждены постоянно снижать цены под давлением международных организаций и национальных правительств.

При этом к угрозе возникновения резистентности к существующим препаратам можно противопоставить только разработку новых, а это очень дорогостоящий процесс. Таким образом, если не произойдет кардинального прорыва в лечении ВИЧ-инфекции, разработка новых противоретровирусных средств может стать убыточной.

К тому же фармкомпании не правят миром безраздельно — правительства стран со значительным ВИЧ-положительным населением и страховые компании кровно заинтересованы в том, чтобы средство полного излечения ВИЧ было наконец найдено.

https://www.youtube.com/watch?v=mLZ0oqIIxwE

В первую очередь, дефицит финансирования обусловлен тем, что на исследования необходимы колоссальные средства, а успех гарантировать не может никто. Наоборот, можно быть почти уверенным, что в каждом отдельном случае результат огромных инвестиций окажется, скорее всего «тоже результатом», то есть отрицательным.

Тем не менее, ситуация небезнадежна. Государственные структуры и фармацевтические компании все серьезнее относятся к поискам полного излечения.

Значительное внимание вопросу о полном излечении ВИЧ-инфекции было уделено на открытии Международной конференции по СПИДу, проходившей в 2010 году в Вене. Начинает расти и финансирование.

Все чаще раздаются голоса оптимистов, убежденных в том, что победа над ВИЧ становится ближе с каждым днем.

Парни Плюс, по материалам The Body и POZ.com

Источник: http://genderz.org.ua/polnaya-pobeda-nad-vich-perspektivyi-i-prepyatstviya/

«Через 5–10 лет проблема ВИЧ будет решена кардинально»

Когда человечество победит вич. Полная победа над ВИЧ: перспективы и препятствия

«Известия» провели круглый стол, посвященный перспективам борьбы с ВИЧ-инфекцией.

Через сколько лет появится эффективное лекарство? Может ли оно быть разработано в России? Удастся ли ученым всего мира объединить усилия ради борьбы с вирусом? На эти и другие вопросы искали ответы заведующая кафедрой инфекционных болезней Сеченовского университета Елена Волчкова, заведующая лабораторией искусственного антителогенеза ФНКЦ физико-химической медицины ФМБА РФ Галина Позмогова, научные сотрудники лаборатории иммунологии и вирусологии НИЦ «Курчатовский институт» Сергей Крынский и Даниил Огурцов и старший научный сотрудник Института Африки РАН Руслан Дмитриев.

«Известия»: Числа, связанные с уровнем заражения ВИЧ-инфекцией, растут пусть не бешеными темпами, но уверенно, каждый год. Где мы можем оказаться через 5–10 лет в плане лечения этого заболевания?

ИЗВЕСТИЯ/Виталий Безруких

Елена Волчкова

Елена Волчкова: Думаю, что с ВИЧ-инфекцией через 5–10 лет проблема будет решена кардинально. Тут показателен пример вирусного гепатита С. Его научились лечить полностью.

Однако надо понимать, что ликвидировать инфекцию до полного исчезновения невозможно. У нас есть единственный пример, когда это удалось, — натуральная оспа.

Есть три фактора, которые могут привести к ликвидации вируса: строгий контроль над ситуацией, ранний доступ к терапии и профилактика. Но полностью победить ретровирусы (а ВИЧ относится к этой категории) и решить все проблемы с инфекционной заболеваемостью вряд ли возможно. Экологическая ниша побежденного будет тут же занята. Неизвестно чем, но это неизбежно.

Галина Позмогова: Успехи последних лет, особенно в области создания и использования химиотерапевтических препаратов, уже превратили ВИЧ-инфицирование из приговора в образ жизни.

Да, сегодня этот образ жизни связан с физическими, моральными, иногда с материальными проблемами. Необходимо использовать комплексный подход: усилия общества, усилия самого больного в первую очередь.

Как можно вылечить больного, который не обращается за лечением? Мне хочется надеяться, что в решении этой проблемы будет играть существенную роль создание химиотерапевтических препаратов нового поколения.

Они должны быть эффективными, менее травматичными при использовании, обладать меньшими побочными эффектами. Люди будут жить, несмотря на то что они будут носителями вируса. Это будет просто вариант образа жизни, как люди существуют с диабетом.

Я совершенно согласна, что уничтожить вирус как факт будет невозможно.

Даниил Огурцов: Уже сейчас существуют и доступны методы терапии, позволяющие контролировать влияние ВИЧ-инфекции на продолжительность и качество жизни. В последние годы интенсивно растет база знаний о биологических свойствах ВИЧ и его взаимодействии с организмом.

На основе этого уточняются закономерности подбора оптимальных противовирусных препаратов в зависимости от клинической ситуации, совершенствуются методы адресной доставки лекарственных средств.

На мой взгляд, дальнейшее развитие методов лечения и профилактики на основе этих данных может оказать существенный социально-экономический эффект уже в ближайшие годы.

Перспективы создания российского препарата против ВИЧ

«Известия»: Представим себе оптимистический сценарий, когда через 5–10 лет мы увидим победу науки над ВИЧ-инфекцией. Высоки ли шансы, что эта вакцина или метод будут изобретены в России?

Елена Волчкова: Трудно сказать. Значимых успехов по созданию вакцины пока нет. Достижимая сегодня эффективность таких препаратов — 50%, а для инфекционных заболеваний это ничто.

ИЗВЕСТИЯ/Виталий Безруких

Галина Позмогова

Сергей Крынский: Согласен с предыдущим комментарием. К сожалению, не все способы вакцинации против ВИЧ показывают эффективность даже на ранних стадиях клинических испытаний. Антитела, которые естественным образом образуются у зараженных, обычно не обладают защитным действием.

Создание вакцины против ВИЧ — достаточно сложная задача. Пока непонятно, кто сумеет первым достичь успеха в этой области.

Елена Волчкова: Классическая вакцина делается так: есть поверхностный антиген, белок, его вводят в организм. Причем нет генома вируса — только поверхностный белок. К нему вырабатываются антитела. Когда вирус входит в организм, их встречают антитела, которые не дают вирусу размножиться.

Но ВИЧ очень изменчив. Поэтому нельзя найти стабильную структуру. Классический вариант здесь не подходит. Вы правы совершенно: нужен большой генетический прорыв, которого пока нет, к сожалению.

Галина Позмогова: Путь от разработки биологически активного вещества до создания лекарственных форм, а тем более до использования в медицинской практике чрезвычайно долог, требует огромных вложений и институциональной организации, в которой было бы понятно, каким образом новое лекарство пройдет эти стадии.

Может быть, я пессимист, но мне кажется, что в нашей стране эти условия не созданы. Государство, которое раньше этим занималось, самоустранилось от этих вопросов. У нас нет организации, которая могла бы конкурировать с крупными фармкомпаниями, имеющими огромный опыт и значительные ресурсы.

В результате мы должны закупать чрезвычайно дорогостоящие лекарства, а прибыль от них увеличивает преимущество этих компаний.

С моей точки зрения, это грустно, потому что это поле, где мы еще остаемся полноценными игроками. Мы можем предложить стратегию поиска и создания новых лекарств.

ИЗВЕСТИЯ/Виталий Безруких

Руслан Дмитриев

Руслан Дмитриев: Что касается лекарственных средств, у нас был недавно очень интересный семинар, посвященный абортам. У нас в России не производятся лекарственные препараты, которые позволяют предотвратить беременность. У нас есть резинотехническое изделие № 2 — и всё.

Может быть, с препаратами от ВИЧ-инфекции дело обстоит лучше, но в случае с препаратами для предотвращения беременности — никто в это не вкладывается.

Лекарство от СПИДа вместо полета на Марс

«Известия»: Если человечество объединится не ради полета на Марс, а ради победы над СПИДом, можно за 3–5 лет подобрать лекарство?

Елена Волчкова: В вопросе борьбы с ВИЧ каждая страна развивается в своем направлении. Поделить этот пирог очень сложно. Могут быть параллельные исследования в разных странах, как это часто бывает в науке.

Галина Позмогова: Российские патенты действуют только на территории РФ. Для остального мира мы сейчас являемся просто дармовыми донорами специалистов и идей.

С моей точки зрения, только государство в состоянии организовать результативные проекты такого масштаба.

Елена Волчкова: В мире строится по-другому вся фармструктура. Есть фирмы, которые просто ищут активные молекулы. Они занимаются только этим. Потом, когда молекула найдена, богатая компания ее выкупает. Есть масса фирм, которые поставляют великолепные лекарства. Они ничего не сделали — они только выкупили патент у разработчиков. Больше ничего.

«Известия»: Ситуация наименее благополучна в африканских странах. Борьба ведется наездами, десятки лет процветает ВИЧ.

Сергей Крынский: Есть небольшое количество людей — так называемые элитные контроллеры, у которых даже без лечения не определяется РНК вируса в крови. Не до конца понятны причины столь высокой устойчивости к инфекции, но таких людей очень мало.

Изучаются иммунологические механизмы этого феномена, выявлена связь с содержанием и функцией иммунных клеток (лимфоцитов) в слизистых оболочках пищеварительного тракта. При ВИЧ-инфекции происходит патологическая активация кишечной микрофлоры, которая может вызывать воспаление и оппортунистические инфекции.

Возможно, что люди, у которых сильный иммунитет слизистых, могут лучше бороться с вирусом. Это одна из гипотез.

Елена Волчкова: Есть лица, генетически невосприимчивые к ВИЧ. Даже существует теория, что якобы белые изобрели этот вирус, чтобы африканцев убить. Хотя впервые эта мутация была выявлена у проституток Танзании. Всё человечество не вымрет, потому что есть люди, невосприимчивые к ВИЧ.

Руслан Дмитриев: В основном это белое население северных регионов.

Елена Волчкова: Есть такие данные по Скандинавии. Они уже посчитали — это приблизительно 5% жителей.

ИЗВЕСТИЯ/Виталий Безруких

Сергей Крынский

Руслан Дмитриев: У нас это поморы в Архангельской области. Не все, конечно. Но у них, как и у многих народов Севера, — повышенная, по сравнению с другими нациями, доля населения, имеющая иммунитет к этому вирусу.

Елена Волчкова: Может быть, это не мутация, что-то произошло в самом начале разделения на расы. Отсутствует фермент, который позволяет вирусу окончательно привязаться и проникнуть в клетку.

Даниил Огурцов: На этой неделе я видел ряд современных работ. В них говорилось о влиянии ряда оппортунистических инфекций на особенности течения ВИЧ-инфекции.

Есть исследования, которые показывают, что между вирусом герпеса человека (ВГЧ) 7-го типа и ВИЧ происходит конкурентная борьба за «клетки-мишени».

Подобного рода взаимоотношения с ВИЧ характерны и для ВГЧ-6, однако в данном случае обратно пропорциональная взаимосвязь между концентрациями вирусов не так явно выражена.

На основании этого можно в перспективе изучать новые терапевтические стратегии на базе вирусных белков. Также можно рассматривать подобные оппортунистические инфекции (заболевания, вызываемые условно-патогенными вирусами или клеточными организмами. — «Известия») как фактор защиты пациента от заражения.

Елена Волчкова: При этом вирус 7-го типа достаточно опасен для человека. С ним ассоциируются очень неприятные состояния — депрессия, поражение центральной нервной системы. Это лишний раз говорит о том, что ниша никогда не будет пустой.

Галина Позмогова: В настоящее время ведется активный поиск перспективных антивирусных препаратов. Интересно, что подход, который разрабатывается в нашей лаборатории, оказался усиленным вариантом природных механизмов, что поддерживает надежду на его успешность.

Даниил Огурцов: Современные терапевтические подходы ушли далеко. Возможность подавить размножение вируса в организме путем воздействия на его структурно-функциональные элементы существует.

В перспективе вакцинация может предотвратить попадание вируса в организм человека и начало его размножения. Однако не следует забывать о том, что, единожды попав в организм человека, ВИЧ навсегда встраивается в человеческий геном.

В данном случае подход к терапии должен быть гораздо сложнее. Мы еще далеки от того, чтобы элиминировать (удалять. — «Известия») вирусный генетический материал из клетки хозяина, не уничтожив саму клетку.

Если появятся технологии, позволяющие сделать это, такой подход к терапии будет окончательным прорывом: не просто подавлять инфекцию, а полностью выводить вирус из организма больного.

Раннее выявление ВИЧ-инфекции

Галина Позмогова: Одного Дня борьбы со СПИДом (1 декабря. — «Известия») явно недостаточно.

«Известия»: Вы бы предложили посвятить этой теме неделю или год?

Руслан Дмитриев: Есть еще 18 мая (День памяти жертв СПИДа). В этот день мы вспоминаем жертв.

ИЗВЕСТИЯ/Виталий Безруких

Даниил Огурцов

Галина Позмогова: Конечно,нужна постоянно действующая программа и постоянное финансирование, а не один-два дня в год.

Елена Волчкова: В конце прошлого года была предложена государственная стратегия, три основных направления разработаны. Стратегия принята, деньги выделены. Посмотрим, какие будут результаты через год.

Основным направлением хотят сделать обследование населения. В Америке большой процент заболевших впервые попадает в поле зрения врачей через семь лет после инфицирования. Это очень большой срок — представляете, сколько людей можно заразить?

Выявлять нужно вовремя, чтобы люди знали, что они инфицированы, и обращались хотя бы за теми препаратами, которые сейчас есть.

У нас ситуация достаточно хорошая, есть уже препараты последнего поколения с минимумом побочных эффектов. Сейчас переходят к тому, чтобы в одной таблетке было всё. Тогда потребуется принимать в день не 5–10 таблеток, а одну.

Речь идет о том, что появятся препараты пролонгированного действия — прием один раз в неделю.

Сергей Крынский: Согласен, в современных условиях профилактике и раннему выявлению ВИЧ-инфекции принадлежит во многом определяющая роль.

Раннее начало терапии важно как для предотвращения распространения инфекции (пока человек получает терапию, он фактически не может являться источником заражения), так и для оптимального эффекта от терапии.

Нужно максимально подавить размножение вируса, когда он еще не успел вызвать тяжелое повреждение иммунной системы.

Источник: https://iz.ru/680341/ivan-cheberko-mariia-nediuk/cherez-5-10-let-problema-vich-budet-reshena-kardinalno

Учёные объявили о победе над ВИЧ. Прорыв или обман?

Когда человечество победит вич. Полная победа над ВИЧ: перспективы и препятствия

История с победой над ВИЧ началась с диагноза американца Тимоти Брауна, проходившего обучение в Германии в середине 90-х.

Спустя 10 лет антиретровирусной терапии Браун решился на крайне сложную и дорогую операцию.

Её суть заключалась в том, что от донора ВИЧ-инфицированному пациенту, у которого к тому же обнаружили онкологию, “пересаживался” костный мозг с клетками, устойчивыми к вирусу.

© AP Photo/Eric Risberg

Незначительная часть людей рождается с мутацией в гене CCR5, которая позволяет создать невидимую броню для смертельного вируса.

После операции в 2007 году и пересадки от донора с мутацией CCR5 Delta 32 “берлинскому пациенту” перестали делать антиретровирусную терапию, и вирус в его организме больше не обнаруживался.

При этом Браун перенёс повторную трансплантацию — к ней пришлось прибегнуть после того, как онкология вернулась.

Спасительная мутация долгое время считалась научной выдумкой. В 2013-м обсуждалось агрессивное лечение маленькой девочки, которая родилась с ВИЧ-инфекцией.

Считалось, что антиретровирусная терапия в течение 18 месяцев сработала, ведь некоторые анализы действительно давали отрицательный результат. Однако через два года вирус вернулся, и учёные вновь заговорили о том, что вылечить смертельный вирус невозможно.

Но Тимоти Браун спокойно живёт без болезни очень долгое время — американцу, пережившему трансплантацию “защиты от ВИЧ”, сейчас 53 года.

Спорная ситуация вокруг лечения ВИЧ сохранялась вплоть до того момента, пока газета New York Times не сообщила о “лондонском пациенте” — втором человеке, который смог полностью победить смертельную болезнь.

Медики не стали изобретать велосипед и пересадили второму добровольцу такой же костный мозг, как и в первом случае.

Донором “лондонского пациента” стал человек с мутацией гена CCR5 Delta 32, излечившей Тимоти Брауна от ВИЧ 12 лет назад.

Сообщается, что пересадка костного мозга была проведена ещё в мае 2016 года, а с сентября 2017 года пациент полностью прекратил принимать антиретровирусные препараты.

На протяжении более полутора лет пациент находился без терапии, и регулярные анализы не выявили инфицированных клеток.

Вирусолог Антон Репин в разговоре с Лайфом отметил, что для достоверности результатов необходимо сравнить динамику болезни с первым в истории науки случаем излечения.

Важно понимать, что даже при таких мутациях человек всё равно может быть носителем вируса, однако сам не будет им болеть.

Осенью 2018 года вирусологи из Университета Мельбурна в Австралии заявили, что комбинация двух противовирусных препаратов помогла организму обезьян избавиться от вируса иммунодефицита, “засевшего” в иммунных клетках. Кроме того, вирусологи заявили, что им удалось предотвратить возвращение болезни. Однако до тестирования препаратов GS-9620 и PGT121 на людях дело, похоже, так и не дошло.

Учёные из Университетского колледжа Лондона заявляют, что им удалось добиться стабильной 18-месячной ремиссии у другого пациента мужского пола.

Отмечается, что в 2012 году у анонимного пациента, живущего с ВИЧ более 15 лет, диагностировали лимфому Ходжкина, для лечения которой врачи провели пересадку стволовых клеток от донора с двумя копиями гена-мутанта CCR5 Delta 32.

Пациент быстро восстановился после трансплантации и спустя 16 месяцев перестал принимать антиретровирусные препараты. Повторные анализы подтвердили, что РНК вируса в его крови не обнаруживается уже полтора года.

Комментируя такие результаты, учёные отметили, что, скорее всего, “берлинский пациент”, на котором испробовали метод пересадки костного мозга, не был аномалией. Однако лечить по такому методу массово пока не получится. Генетик Татьяна Кравцова в беседе с Лайфом отметила, что у такой терапии существует целый ряд проблем.

Всего, как сообщает New York Times, в программе особой терапии ВИЧ участвует не менее 40 человек. Исследователи отмечают, что об окончательных результатах говорить рано — прошло слишком мало времени, чтобы делать однозначные выводы.

Но даже в том случае, если повторное комбинированное лечение окажется эффективным, массовой терапии ожидать не стоит. В первую очередь — из-за стоимости лечения и нехватки доноров. Стоимость трансплантации костного мозга, по разным данным, составляет около 200 тыс.

евро, а число доноров с двумя копиями мутировавшего гена CCR5 больше не становится.

Генетики и вирусологи отмечают, что именно из-за этого любое лечение ВИЧ пока носит экспериментальный характер. Для массовости и полного выздоровления больных придётся придумать более простой и дешёвый способ.

Источник: https://life.ru/p/1198450

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.